Невидимая смерть: что нужно знать о био-оружии, чтобы выжить

Оспенные одеяла, отравленная вода, разлагающиеся тела или артиллерийские снаряды. Способы доставки патогена разнятся, но одно не меняется: во чтобы ни были обернуты бактерии, они неизменно будут сеять смерть там, где их распространили. Ниже мы рассмотрим главные факты о бактериологическом оружии, расскажем, как выращивали тонны бактерий в одной лаборатории и почему современная этика войны и боевые токсины несовместимы.
Как понимать этот термин?
Биологическое и бактериологическое оружие часто путают. Посевы гибнут от биологического оружия, а эпидемия чумы — эффект бактериологии. Можно сказать, что всякое бактериологическое оружие есть биологическое, но не всякое биологическое строится на микроорганизмах.
Ретроспектива: 10 казней египетских
Описанные в Библии 10 казней египетских, которые Бог наслал как кару за отказ фараона отпустить еврейский народ из плена, известны каждому читающему человеку. Нашествие мух и вшей, язвы, мор скота — все это в современной интерпретации звучит как «биологическая атака». Хотя историчность сюжета вызывает вопросы, логически легенда выглядит очень стройно: цветение водорослей провоцирует гибель рыбы, гнилая рыба привлекает мух, те с успехом разносят инфекции, которые пробиваются наружу воспалениями и нарывами. Безотносительно к тому, кто дирижировал эту трагедию (вероятно, природа), сценарий полноценной биологической катастрофы налицо.
Во все времена мощнейший потенциал инфекций пытались использовать, диктуя волю или подавляя сопротивления. Конечно, о микробах и вирусах ничего не знали. В 1347 году хан Джанибек подбросил в крымскую Каффу тела умерших от оспы. Вырвавшись на свободу с бежавшими купцами, она свела в могилу 40 миллионов человек за 4 года. В 1763 году во время франко-индейской войны английский генерал Анхерст подарил индейцам оспенные одеяла. Их поразила катастрофическая эпидемия.
Какие болезни может нести боеприпас?
Боевые инфекции разбивают на 4 группы: бактериальной природы, вызываемые риккетсиями (внутриклеточными паразитами), вызываемые вирусами и грибковой природы. Очевидно, что бактерии и все прочие — разные живые организмы, что не мешает называть их обобщенно «бактериологическим оружием» по традиции.
Число патогенов, которые могут быть использованы в боевых целях, велико. Остановимся на главных. За чумой, туляремией, сибирской язвой, холерой стоят бактерии. Риккетсии ответственны за сыпной тиф и Ку-лихорадку. Вирусы вызывают оспу. Грибки — гистоплазмоз.
Поговорим коротко о каждой болезни.
Чуму переносят блохи. Распространить ее можно как с боеприпасами, так и отравив воду и пищу. Тело больного покрывают бубоны. Без лечения недуг поражает внутренние органы, человек умирает на фоне бреда и общего шока.
Туляремию распространяют клещи. Бактерия может жить в мясе. Сопровождается воспалением лимфоузлов, которые могут переходить в нарывы. Туляремия очень заразна: чтобы заболеть, достаточно получить 30−50 клеток.
Сибирская язва (антракс) вызывает мощную интоксикацию. Кожу покрывают черные язвы. Стоит сказать, что пятиминутная обработка утюгом почтового конверта (при температуре 204 градуса Цельсия) убивает все ее споры.
Возбудитель холеры — вибрион, имеющий узнаваемую форму запятой. Холера крайне заразна. Она сопровождается обезвоживание и рвотой.
Сыпной тиф протекает на фоне отека лица, сильных головных болей, озноба. Тело покрывает характерная сыпь. Без лечения наступает кома, затем — смерть.
Для того, чтобы человек заболел Ку-лихорадкой, достаточно 1 миллиардной доли патогена, полученного из эмбриона цыпленка. В теории грамм может заразить 1/5 населения Земли. По симптомам она напоминает грипп.
Оспа сопровождается образованием на коже гноящихся пузырьков.
Легочный гистоплазмоз протекает на фоне лихорадки и сильных суставных болей.
Применялось ли бактериологическое оружие в мировых войнах?
Один из самых громких случаев — это заражение немецкими диверсантами лошадей во время Первой мировой войны. Лошадям, направляемым из США в Европу, смазывали носы спорами сибирской язвы. Эффект сложно оценить точно, однако, ясно, что попытка была малоуспешной.
Во время Второй мировой войны программы были как у СССР, США, Великобритании, так и у стран Оси — Третьего рейха и Японии. Масштаб производства бактериальных боеприпасов поражает. Один отдел японского отряда № 731 в месяц мог произвести до 300 кг бактерий чумы и до 800−900 кг патогенов брюшного тифа.
Британское правительство с 1942 года готовило операцию Vegetarian, смысл которой — разбросать по полям Германии льняные брикеты со спорами сибирской язвы. Смерть скота спровоцировала бы голод. Операция должна была стать ответной мерой и не была воплощена, а заготовленные брикеты утилизировали в 1945 году.
Как теоретически применяется БО?
Наиболее действенный метод — разбрызгивание аэрозолей. В теории патогены могут быть сброшены с бомбами, запущены с ракетами и снарядами, но именно аэрозоли требуют меньше всего биоматериала и быстрее заражают людей. Их можно получить при взрыве боеприпаса. Сухая или жидкая бактериальная культура высвобождается и рассеивается. Часть микробов ожидаемо гибнет от ударной волны. Другой способ — попросту распылить концентрат с самолета. Еще один — сбрасывать брикеты с насекомыми или спорами.
Как выглядит поражение бактериологическим оружием?
Удар может быть нацелен не только на людей, но и на продуктовые запасы и скот. Верные признаки бактериальной атаки — полоса аэрозолей за самолетом, специфические, тихие хлопки при разрыве снарядов, порошкообразный налет на осколках и облака аэрозолей.
Главный эффект — деморализация и паника. Штык или винтовочный патрон вещественны и различимы, несут смерть открыто. Бактерии же невидимы и потому недосягаемы. Правда, микробы не всевластны. Обеззараживание и дезинсекция разрушают самые изощренные патогены.
Ветер — и союзник, и противник инфекций. Он разбрасывает заразу по большим площадям, в то же время унося концентрат бактерий из контрольных точек, рассекая очаг на кластеры. Что, впрочем, не касается низин, дворов-колодцев. Там бактериальный коктейль будет застаиваться.
Защита, предупреждение и ликвидация
Противогазы, защитные комплекты и убежища успешно защищают людей от контакта с патогеном. Места, где были рассеяны бактерии, дезинфицируют. Среди мощных средств можно назвать монохлорамин Б и хлорную известь. Верная защита от бактериологического оружия — вакцинация и сильный иммунитет.
Так ли оно эффективно?
Бактериологическое оружие одинаково опасно как для атакующего, так и для атакуемого. Патогены несут медленную и мучительную смерть, распространяя эпидемии стремительно и немилосердно. Отсюда главный изъян такого боеприпаса — он не имеет направления и действует вслепую. Эпидемия поразит и парализует, но ничто не может гарантировать, что пострадают только военные. Бактерия не избирательна, находя теплую питательную среду и слабый иммунитет, она располагается внутри и начинает размножаться. Инфекции не имеют интеллекта и сознания, им безразличны расцветки камуфляжа, нашивки и погоны. БО не может быть точным априори: точным может быть выпущенный снаряд, но контролировать траекторию выползших из него микробов едва ли можно.
Этика войны
Сейчас все бактериологические программы свернуты, а лаборатории закрыты. Во всяком случае, номинально. Применение бактериологического оружия в современной войне считается низким и бесчестным. Уже Женевский протокол 1925 года запретил применение бактерий в бою. Конвенция о биологическом оружии 1972 года, окончательно поместившая наступательные бактериальные боеприпасы вне закона, ратифицирована 130 странами. Разработка средств защиты легальна и не запрещена. Однако так лишь на уровне международного права. Достаточно вспомнить события 2001 года, когда американские политики получали конверты с сибирской язвой от неустановленных отправителей.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *