Дорогой нефти приходит конец

Повышению цен на нефть, похоже, пришел конец. В последнее время новости с рынка не внушают оптимизма. В частности, на прошлой неделе неприятное известие пришло из Китая. Крупнейший в мире потребитель черного золота, на которого возлагают большие надежды практически все экспортеры энергоресурсов, в мае сократил импорт нефти до 9,23 млн баррелей в сутки — минимального уровня с февраля.
При этом в апреле КНР импортировала рекордные 9,64 млн в сутки. Правда, этот скачок спроса во многом обусловлен низкой базой: в том же месяце прошлого года объем импорта был слишком скромный. В целом же за период с января по май текущего года Китай нарастил импорт нефти на 8% в годовом выражении — до 190,5 млн тонн.
И все же, майское снижение поставок вызывает некоторые опасения. Дело в том, что порядка 70% китайского спроса на нефть предъявляют промышленный и транспортный сектора КНР, а их позиции сегодня выглядят шаткими на фоне торговой войны с США и замедления европейской экономики. Не добавляет оптимизма и дешевеющий юань, который повышает стоимость углеводородов для китайских импортеров. В результате потребности Китая в углеводородах могут расти не так быстро, как ожидалось.
В то же время Саудовская Аравия, по данным Wall Street Journal, начала увеличивать добычу нефти, не дождавшись официального решения ОПЕК+, заседание которого пройдет в конце июня. В мае королевство нарастило производство примерно до 10 млн бареллей в сутки и в июне планирует прибавить еще минимум 100 тыс. баррелей в сутки.
Наконец, в конце мая министры энергетики Саудовской Аравии и России официально заявили о целесообразности постепенного увеличения предложения нефти, поскольку задача по сокращению ее излишков почти выполнена.
Пока танкер плывет
Уже сформировавшийся тренд на снижение нефтяных цен в ближайшее время продолжится, но резкого обвала ждать не стоит, почти единодушно считают опрошенные «Ридусом» эксперты. При этом факторы влияния они оценивают по-разному.
Вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский полагает, что в ценах на нефть наибольшую роль играет не структура спроса и предложения в мировом масштабе, а финансовая составляющая, в первую очередь, политика ФРС США. Сейчас она направлена на ужесточение денежно-кредитной политики и повышение процентных ставок, что означает укрепление доллара и снижение стоимости всего сырья (не только нефти).
При этом не исключено, что американский регулятор будет повышать ставки быстрее, чем ожидалось, на фоне позитивной экономической статистики в стране. С учетом окончания отопительного сезона это сулит нефти дальнейшее падение.
Аналитик АО «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин, напротив, считает влияние курса доллара вторичным, а главным фундаментальным фактором как раз баланс спроса и предложения, который, в свою очередь, зависит от добычи. Соответственно, если какая-то страна сокращает или увеличивает импорт, обычно это связано с какими-то сезонными обстоятельствами или отдельными административными решениями, но не влияет на глобальный баланс спроса и предложения.
«Рынок очень инертен. Если танкер плывет, допустим, из Ирана в Китай, это очень длительный период времени. И если в каком-то месяце Китай сокращает импорт, допустим, у него мощности для хранения на текущий момент заполнены в достаточной мере, это не значит, что на рынке тут же появляется много избыточного предложения. Вот эта инерционность сглаживает факторы волатильности потребления, импорта и экспорта», — поясняет эксперт. «Китай снизил потребление ввиду закрытия НПЗ на плановые технические работы. После их окончания спрос вернётся к прежнему уровню или даже вырастет, так как летом сезонно растет потребление нефтепродуктов», — уверен ведущий аналитик Amarkets Артем Деев. Заместить Венесуэлу
Рост добычи в Саудовской Аравии, теоретически, может повлиять на баланс спроса и предложения, допускает Нигматуллин. Сами саудиты объясняют этот шаг необходимостью снять напряжение, возникшее на рынке из-за фактического снижения производства в Венесуэле и потенциального — в Иране. И эксперты этому верят.
Они отмечают, что на рынке даже наметился дефицит у исторически сложившегося пула потребителей нефти от ОПЕК (Венесуэла — член картеля), и давно ожидалось, что кто-то будет компенсировать выпадающие объемы. Не так давно США напрямую обратились к Саудовской Аравии с просьбой нарастить добычу. Но для котировок черного золота новость все-таки негативная.
«Очевидно, что выше 70 долларов за баррель нефти будет очень сложно держаться, если проблемы Венесуэлы компенсируют другие страны ОПЕК», — замечает Нигматуллин.
Вместе с тем, эксперт подчеркивает, что пока в этом вопросе много неопределенности и непонятно, можно ли доверять сообщениям СМИ. Он напоминает, что на этой неделе ожидается выход отчетов трех основных институтов, которые дают оценки и прогнозы по рынку нефти, — самого ОПЕК, Минэнерго США и Мирового энергетического агентства. И, по крайней мере, до публикации этих документов, каких-либо резких движений на рынке ожидать не стоит, полагает он.
Что касается Ирана, пока ситуация застыла в неопределенности: реальных санкций нет, а их гипотетическая угроза на поставках никак не сказывается. Вязовский напоминает, что осенью в США предстоят выборы в Конгресс, и Трампу сейчас важно не дать повода для критики с точки зрения роста цен. Поэтому в ближайшие месяцы он не будет делать резких движений с Ираном, равно как и с КНДР.
«А если острой геополитической напряженности не будет, цены на нефть тоже вряд ли будут расти. Это тоже говорит в пользу того, что они пойдут вниз», — добавляет он.
Снижение будет, скорее всего, достаточно плавным, но к осени цены опустятся ниже 70 долларов за баррель, прогнозирует аналитик. «Открытие Брокер» ожидает к концу года котировок Brent вблизи уровня 69 долларов за баррель.
«Сейчас мы считаем, что рынок перегрет. Но если говорить о краткосрочной рыночной конъюнктуре, никаких прогноз дать не можем, потому что непонятно, как будет реагировать рынок на информацию о компенсации проблем Венесуэлы, и будет ли эта компенсация проходить. Пока это все на уровне слухов», — говорит Нигматуллин.
Деев уверен, что ничего кардинального на рынке не произошло, поэтому вряд ли цены будет резко снижаться: скорее произойдет коррекция, а после восстановления спроса, они начнут расти вновь.
Угрозы для рубля аналитики тоже пока не видят. Сейчас российская валюта выглядит стабильной: падения ждать не приходится, потому что цены на нефть все равно достаточно высокие, но и укреплению искусственно препятствует Минфин со своим «валютным пылесосом». С другой стороны, стараниями ведомства текущий курс рубля де факто соответствует ценам на нефть на уровне 40–50 долларов за баррель, так что даже снижение котировок до этих уровней не сильно отразиться на рубле. Но пока такой сценарий выглядит маловероятным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *