Почему санкции США оказались столь сильным ударом по российскому бизнесу

«Мы видим на российском фондовом рынке панические распродажи по любым ценам», — такими словами аналитики оценивают ситуацию с российскими ценными бумагами. Особенно много потерял Олег Дерипаска и его компания «Русал», один из крупнейших в мире производителей алюминия. Первый эффект от новых американских санкций стал настоящим шоком — но что будет дальше?
В пятницу, когда США ввели новые санкции, российский рынок отреагировал незначительно. Однако в понедельник на рынках начался настоящий обвал, а российский рубль впервые за несколько месяцев (с ноября 2017 года) превысил 60 рублей за доллар, а евро впервые за полтора года — 75 рублей.
>> Черный понедельник наступил для России
«Этот понедельник войдет в историю российского фондового рынка. Российские биржевые индексы рухнули на рекордную величину с 2014 года», — заявил эксперт ИХ «Финам» Василий Олейник.
Российский рублевый индекс Московской биржи обвалился почти на 10% до отметки 2065 пунктов, а валютный индекс в первой половине показывал падение почти на 13%, до отметки 1090 пунктов. В общей сложности российские бизнесмены за день потеряли больше 12 млрд долларов, пишет Forbes.
Хуже всех рынки восприняли попадание под санкции российской алюминиевой компании Олега Дерипаски «Русал». Акции этой компании еще в пятницу рухнули почти на 30% на Московской бирже. В понедельник на открытии торгов обвалились еще почти вдвое. Подлила масла в огонь и сама компания, которая заявила на Гонконгской фондовой бирже о возможном техническом дефолте по некоторым кредитным обязательствам из-за новых санкций США.
«На компанию оказывается беспрецедентное давление как в плоскости реального сектора, где после введения санкций вести полномасштабную деятельность будет практически невозможно, так и в плоскости рынка ценных бумаг, где открыта мощнейшая игра на понижение стоимости эмитента», — говорит аналитик ГК «Финам» Сергей Дроздов.
Акции подконтрольной Олегу Дерипаске En+ Group также подверглись массовой распродаже. Глобальные депозитарные расписки (GDR) En+ Group на Лондонской фондовой бирже рухнули в цене на 41% на 16.06 мск. Падают акции и «Норникеля» (на 15%), акционером которого является «Русал», и акции других компаний, попавших в список, того же Evraz, и не попавшие банки, того же Сбербанка (на 15%) и ВТБ (на 10%). Потому что «Русал» кредитовали и российские банки, а у Сбербанка большое количество нерезидентов, объясняет Олейник.
«Самое интересное, что сегодня рухнули акции почти всех российских компаний, даже тех, у которых нет большой долговой нагрузки, и которых никак не коснулись санкции. Сегодня мы явно видим на российском фондовом рынке панические распродажи по любым ценам. Очень похоже, что западные фонды решили больше не питать иллюзий и начали выходить из всех российских активов», — полагает Олейник.
Рынки паникуют из-за опасений, что и другие крупные компании РФ могут быть включены в аналогичный список, ведь причины санкций неясны, считает управляющая фондом Blackfriars Asset Management в Лондоне Анастасия Левашова.
«Есть много неизвестных. Вот почему рынок паникует», — цитирует ее Bloomberg.
Шаг, на который пошел минфин США, создает прецедент, способный заманить в ловушку «любую российскую компанию», считают аналитики Citigroup. Инвесторам впервые запретили владеть и торговать акциями крупнейшей алюминиевой компании.
Тот же «Русал» на фоне роста спроса на алюминий был фаворитом на фондовом рынке в 2017 году. 13 аналитиков, которые представляли Bloomberg рекомендации, единогласно советовали покупать акции «Русала» до того, как в отношении компании были введены санкции.
Теперь же это компания, которая может серьезно пострадать от американских санкций. Во-первых, санкции запрещают работу компании в США, а на американский рынок приходится целых 15% выручки компании (а это 1,44 млрд долларов по итогам 2017 года). Плюс есть риск потерять и часть европейского рынка, говорит старший аналитик «Альпари» Роман Ткачук.
«В случае реализации негативного сценария компания может лишиться американских покупателей, на долю которых приходится порядка 20-25% объема продаж UC Rusal или 600–700 тыс. тонн. Найти альтернативных покупателей для реализации такого объема при общем мировом объеме рынка алюминия в 52 млн тонн непросто», ­— говорит управляющий директор группы корпоративных рейтингов АКРА Екатерина Можарова.
По данным аналитиков российского офиса Райффайзенбанка, на американский рынок в 2017 году компания поставила 18% от общего объема продаж, в Европу — 45%.
Надо отметить, что американский рынок, лишившийся российского алюминия, также не ждет ничего хорошего. Мощности самих США по первичному алюминию составляют всего 20% от потребностей страны. Это значит, что американской промышленности придется в срочном порядке найти других поставщиков взамен российского.
«Уход такого крупного поставщика как UC Rusal с большой вероятностью может привести к росту цены на алюминий и уменьшению эффекта от введенной недавно властями США 10%-ной пошлины на этот металл», — говорит Можарова.
Стоимость алюминия на Лондонской бирже металлов уже растет на 2% и доходит до максимумов с 22 марта.
Во-вторых, санкции ограничивают российской компании доступ на рынок капитала, а у «Русала» большой долг — 8,5 млрд долларов. Долг этот станет сложнее обслуживать из-за санкций, указывает Ткачук. «Кроме того, компании запрещены расчеты в долларах, поэтому непонятно, как она будет вести расчеты по еврооблигациям. Возможно, „Русал“ намеренно сгущает краски, стимулируя своих контрагентов в США и Европе повлиять на власти и снять часть ограничений для компании», — не исключает Ткачук.
Однако в Райффайзенбанке полагают, что прекращение расчетов в долларах с «Русалом» из-за новых санкций, скорее всего, означает дефолт по евробондам и другим операциям. В целом эксперты склонны верить, что «Русал» может объявить технический дефолт по ряду кредитных обязательств. Однако технический дефолт не является свидетельством реального ухудшения финансового положения компании. И уж тем более это не означает ликвидацию компании.
Снижение же реальной кредитоспособности ухудшения финансового состояния компании произойдет только, если Rusal будет испытывать трудности с поиском новых покупателей в течение длительного времени и вследствие этого недополучать выручку, считает Можарова. Она верит, что компания сможет найти альтернативных контрагентов.
Риск реального дефолта «Русала» из-за невыполнения долговых обязательств все же пока минимален, считает Ткачев. Он объясняет, что в этом году компании надо выплатить лишь 1 млрд долларов, и с этим она вполне может справиться за счет внутренних резервов и дивидендов от ГМК «Норильский Никель». Основные же выплаты по долгу приходятся на 2021-2024 годы. Если к этому времени санкции не снимут, то у компании не будет возможности рефинансировать долг в западных банках.
Впрочем, государство, скорее всего, поможет. Все-таки «Русал» — это один из крупнейших работодателей в России. К тому же правительство РФ уже заявило, что поддержит компании, попавшие под новые санкции. «Мы к нашим ведущим компаниям относимся очень внимательно — это многотысячные коллективы, очень важные рабочие места для нашей страны», — сказал вице-премьер Аркадий Дворкович. Премьер-министр Дмитрий Медведев поручил правительству проработать конкретно вопрос поддержки «и металлургов, и энергетического сектора, и торговли продукцией оборонно-промышленного комплекса».
Как государство может помочь тому же «Русалу», да и другим компаниям? Во-первых, это может быть финансовая помощь с выплатами долгов через кредитование госбанками, во-вторых, помощь со сбытом продукции путем покупки алюминия в госрезервы, говорит Ткачук. Кроме того, и сама компания может попытаться наладить сбыт товара на новых рынках и путем смены торговых контрагентов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *